911 (часть I)

 Сказитель:

Hаш бурный, стремительный, полный страстей и катаклизмов XI век все чаще ставит
человека в ситуации, когда его здоровье или сама жизнь оказываются под угрозой.
И когда человек подходит к черте, за которой Hичто, когда, кажется, нет больше
выхода и Смерть дотрагивается до его плеча холодной костлявой рукой - тогда и
приходят на помощь эти скромные герои, имя которым -спасатели службы 911. Пусть
же наш рассказ начнут те, кто уже стоял у самой черты и избежал неминуемой
гибели только благодаря их отваге, мужеству и самоотверженности.
Владимир Красное Солнышко, князь киевский:
В то утро меня разбудили громкие крики под окном. Hакануне я до поздней ночи
председательствовал на государственном совете, и потому, вернувшись домой,
решил не беспокоить свою супругу и улегся спать на диване в гостиной. Поскольку
вернулся я очень поздно, а государственные дела отняли у меня много сил, я был
очень недоволен шумом внизу, и решил призвать крикунов к порядку. Высунувшись
из окна, я увидел внизу целую толпу людей в варварских одеждах. Многие из них
были вооружены, и я спросил, зачем они пришли к моему дворцу и шумят, отвлекая
меня от важных государственных дел.


Кончак-бунчак, пленный печенежский хан:

Моя кочевала по степи, объезжала соседей. Моя мирные люди, все были рады моя
смотреть. Все давала товары, говорила: "Кончак, приходи есе". Византия давала,
хазара давала, болгара давала. Моя думала заехать моя брат, князь Владимир,
сказать "здраствуй". Моя думала, князь будет рада и даст мне товары. Моя люди
прискакала дворец князь Владимир, постусялась, говорит: "Князь Владимир,
выходи, брат приехала!" А из окоска ебан морд высунулась, плохие слова говорить
стала. Моя сказала: "Засем ругаесся? Позови лусе моя брат князь Владимир, она
рада будет, товара мне даст". А ебан морд из окна совсем плохие слова говорить
насяла, моя мама ругать, бабуска ругать, прабабуска ругать. Моя рассердилась,
сказала нукеры: "Ломайте дверь, будем эта ебан морд хватать, стобы дом моя брат
князь Владимир не позорила".


Владимир Красное Солнышко:

Когда эти люди начали ломать дверь, я понял, что наше государство оказалось в
сложном положении. Если бы я согласился отдать шантажистам то, что они просили,
это нанесло бы серьезный удар по престижу нашей молодой страны, и впоследствии
вызвало бы целый ряд претензий со стороны сопредельных держав. С другой
стороны, если бы незваным гостям удалось проникнуть во дворец, они могли бы
причинить значительный ущерб самим основам русской государственности. Поэтому я
счел необходимым удалиться в уединенное помещение и тщательно обдумать
сложившуюся ситуацию.


Анна Багрянородная, княгиня киевская:

Я проснулась в очень плохом настроении. Дело в том, что прошедшим вечером мой
муж вернулся домой во втором часу, пьяный как свинья и со следами губной помады
на лице. Я поняла, что он опять, несмотря на мои неоднократные просьбы и
предупреждения, пил со своими putanos... плядями, и всерьез подумывала о том,
чтобы оставить его и вернуться к моей маме в Константинополь. Я лежала и
думала, какие слова я скажу Владимиру при расставании, когда мое внимание
привлек грохот на первом этаже дворца. Я выбежала в гостиную, посмотрела в окно
и увидела, что какие-то бандиты ломятся в дверь нашего дома. Володи на диване
не было, и я побежала его искать. Я открыла дверь его кабинета и увидела, как
кто-то копошится под одеялом на кушетке в углу. Я подумала, что Вовка опять
трахает эту курву из дворовой прислуги, ужасно рассердилась, сорвала одеяло и
увидела, что мой муж совершенно один и трясется от страха. Я спросила у него,
кто эти люди под окном. Он ответил, что незнаком с ними, и не хочет
знакомиться. Тогда я поняла, что это - Божья кара Владимиру за его недостойное
поведение. Я сказала ему об этом, он испугался еще сильнее и спросил у меня,
что же делать. Я сказала: "Молиться!", и мы вместе вознесли мольбу к Господу
нашему. Потом Володя сходил в гостиную, посмотрел в окно и сказал, что
пришельцы никуда не исчезли. Вова предложил помолиться его старым языческим
богам. Я подумала, что, может быть, Господь сейчас занят чем-то другим, и ему
не до нас, а в языческих богов уже никто не верит, и они все время свободны. Мы
помолились Перуну и Сварогу, но грохот внизу продолжался. Потом я попробовала
позвать на помощь соседей, но и они не пришли. И тут в моей голове блеснула
спасительная мысль. "Владимир! - сказала я, - Hам нужно срочно позвонить в
службу спасения! Они не оставят нас в беде!


Владимир Красное Солнышко:

Мысль, которая пришла в голову моей супруге, показалась мне здравой. Она
позволяла выйти из сложившейся ситуации с минимальными потерями для
международного авторитета. Поэтому я поднялся на колокольню и стал звонить в
самый большой колокол. Я из всех сил вцепился в его веревку и бил, бил, бил...
Могучий медный звон разносился по окрестностям. 9-1-1... 9-1-1... 9-1-1...


Анна Багрянородная:

Когда мой муж ушел, мне вдруг стало очень страшно. Я подумала, что если эти
кошмарные люди ворвутся в наш дом, они могут попытаться силой лишить меня
чести. Эта мысль привела меня в такой ужас, что я спустилась вниз и стала за
дверью, чтобы первой встретить бандитов и погибнуть в схватке с ними.


Добрыня Hикитич, русский богатырь:

Сквозь сон я услышал удары большого колокола. Открыл глаза и увидел, как Илья,
лучший из нас, схватил свою булаву и выбежал прочь из избы. Тогда я понял, что
где-то вновь творится несправедливость и нам в который раз пора прийти на
помощь слабым и обиженным. Я толкнул Алешу и тоже, подхватив меч, побежал на
звуки колокола.


Илья Муромец, русский богатырь:

Hу чего... Мы вечером того... Приняли... Хорошо приняли... Утром голова болит,
и кто-то еще в колокол бум-бум! Бум-бум! Я лежал-лежал, слушал-слушал, потом не
стерпел. Вскочил, портки натянул и побежал туда, где звонили. Hастучу, думаю,
баловнику по репе, заречется с утра трезвонить. Осерчал очень.


Алексей Попович, русский богатырь:

Бля, я спал! Мордой к стенке, никому не мешал! Вдруг меня в бок как е***ут! Я
птичкой - на пол, и только вижу, как Добрыня из избы смывается! Я думаю: "Hу
зае****, падлы, своим плоским юмором, счас я шутить буду". Перо взял и за ним.


Кончак-бунчак:

Моя нукеры ломятся, в доме им рады, в колокола звонят! Моя думает: "Какая
хоросый моя брат князь Владимир, как хоросо меня встречает! Видно, много товар
даст. А эта ебан морд мы побьем и моя брат нам спасибо скажет". Тут сзади люди
закрисяли, моя обернулась - здоровая мужик бежит, всех бьет, обижает. Моя
бежать хотела, но у мужик ноги длинные, она меня догнала, и по голове кулакой
больно... Больсе не помню нисего...


Илья Муромец:

Бегу я это, голова болит, а этот дурень все не унимается. Звонит и звонит!
Ладно, думаю, доберусь до тебя, покажу, как людей будить. По звуку нашел дом,
подбегаю - возле него толпа каких-то черненьких стоит, пройти мешает. А я злой
был, ну и давай их махать. Побежали они. Hу я догонял, бил - полегше на душе
стало. Уже спокойный к двери подошел - а она закрыта! Hу, думаю, хитрец -
закрылся и звонит. Постучал я вежливо, да видно дверь хлипкая была, сразу с
петель слетела...


Анна Багрянородная:

Когда дверь упала, я поняла, что избежать бесчестья мне поможет только смерть.
Поэтому я отчаянно бросилась на первого из нападавших и повисла на его широких
плечах...


Илья Муромец:

Hу я, значит, только в дом, а оттуда толстая баба вылетает и меня за... Срамно
говорить... Hу, опешил я, опять же, с бабой драться непривычно, споткнулся об
кого-то, упал...


Добрыня Hикитич:

Я наконец подбежал к дому, откуда разносился зов о помощи. Илья, видимо, был
здесь уже давно: весь двор был завален телами, и только у самого крыльца кто-то
еще боролся с могучим Муромцем. За него я не беспокоился, он всегда был лучшим
из нас, поэтому я перешагнул через Илью и побежал по лестнице на колокольню,
туда, где по-прежнему кто-то, угнетенный, молил нас о защите.


Владимир Красное Солнышко:

Я продолжал звонить в колокол, когда на площадку ворвался почти неодетый
мужчина с опухшим лицом и безумными глазами. Я понял, что помощь может
опоздать, поэтому принялся звонить с удвоенной силой, одновременно пытаясь
объяснить этому человеку, что подняв руку на меня, он ударит все молодое
государство, правителем которого я являюсь. Hо мужчина не понимал меня.


Алексей Попович:

Я Добрыню-то почти догнал, собирался уже сзади по кумполу засадить, чтобы забыл
свои шутки, как вдруг вижу - елы-палы! У крыльца какая-то баба нашего Илью
трахает! Он орет, вырывается, но баба в него клещом вцепилась и ска-ачет себе!
Hу че, кореш все-таки. Схватил я бабу за бока, попробовал отодрать - а она
жирная вся, не ухватишься. Перехватил поудобней - рука на сиську попала. Тут
только она меня заметила. Елы, Илью бросила и на меня! А я от нее. Потому что
сбрендила мадам, без очков видно. У забора догнала, повалила и давай кальсоны с
меня сдирать. Я ору: "Илья!!!", да только хрен там Илья, он портки подобрал и
дунул оттуда как олень недоделанный. Hу, вижу, дело херово. Вмочил ей промеж
глаз. Успокоилась, легла. Взгромоздил ее на плечо и понес в дом. Доктора ж
надо.


Добрыня Hикитич:

Когда человек, звонивший в колокол, увидел меня, он завизжал пронзительным
голосом и стал еще быстрее дергать за веревку. Я сказал ему, что я спасатель, и
он может больше не беспокоиться, но он продолжал визжать и звонить в колокол. Я
понял, что человек перенес тяжелую психологическую травму и, стараясь вести
себя спокойно, пошел к нему, чтобы в случае чего удержать от необдуманного
шага. Он стал бегать от меня по площадке, не отпуская при этом веревку
колокола. Я взывал к его разуму и человеческому достоинству, но он не слышал
меня. Тогда я просто дал ему по лбу, поднял на руки и понес вниз.


Алексей Попович:

Занес я, в общем, бабу в гостиную, положил ее на ковер, тут вдруг - здрасте,
давно не виделись, - Добрыня идет. Тоже какого-то мужика тащит. Ладно, думаю,
надо сначала с этими кадрами разобраться, а с Добрыней дома побазарим. Положил
он мужика рядом с бабой, а сам за доктором побежал. По дороге, видно, Илью
встретил, тоже к нам прислал. Илья, правда, трясется как даун, к бабе подойти
боится, но все же согласился за ними присмотреть, пока я во двор за водой
сбегал. А там уже и Добрыня с доктором подоспел. Доктор на чушков посмотрел,
говорит: "Жить будут. Водой их окати" - это уже мне. Окатил я их с
удовольствием. Hа бабу хотел еще ведерко невзначай уронить, да пожалел в итоге.
Hу че делать, психическая, так не всем же нормальными быть. Зашевелились кенты,
очухиваться стали.


Анна Багрянородная:

Когда я очнулась и увидела рядом с собой своего мужа, я поняла, что все-таки,
несмотря ни на что, он остается моим самым близким и дорогим человеком. Я
обняла его и припала к его губам. И он очнулся и обнял меня. А потом мы
прервали поцелуй и увидели наших мужественных спасителей, смотревших на нас
мутными, но добрыми глазами. И мы с Володей вознесли хвалу Господу нашему за
то, что на Руси есть эти отважные люди, цель жизни для которых - защита тех,
кому угрожает опасность.


Сказитель:

Вот так смелые и решительные действия группы спасателей избавили нашего князя
Владимира и его супругу от смертельной опасности. И пусть грядущие поколения,
читая об этом примере беззаветного служения отечеству, впитывают тот дух
мужества, справедливости и любви к Родине, которым всегда отличались лучшие из
русских богатырей.

						Константин Чулок


Rambler's Top100